Зачем нам теперь английский язык?

Сегодня разговаривала со своей сестрой, она большая умница, хорошо известная в своих научных кругах. Организует сейчас весеннюю международную конференцию, как обычно проходящую в Москве ежегодно в это время. Так вот.
Не регистрируются что–то.
Коллеги.
Из западных стран.
Не то, чтобы категорически отказываются. Но каждый в своем excuse пишет что, например, не планировал в этом году, хотя она-то знает, что планировал, или вдруг оказалось что занят в это время, хотя уже прислал синопсис выступления.
И я подумала, что ей пока больше повезло, а мне, наверное, пора задумываться о смене профессии. Я преподаю английский. А зачем нам английский, язык международного общения, как известно, если это самое общение – потихонечку будет сводиться на нет. Для этого не нужны никакие громкие санкции, а так – как в случае с моей сестрой – на профессиональном уровне иностранцы посчитают коммуникацию с российскими коллегами неприемлемой.
Я в этом году попробовала преподавать онлайн. Не по скайпу, нет, а High Tech – т.е. интерактивно, с доской, объяснениями, визуальным рядом и тд. Все записывается, можно смотреть прошедшие уроки хоть сто раз. Нравится всем, не бросает никто, ведь удобно: ехать никуда не надо. И у меня куча времени высвобождается на подготовку.
Только сегодня как-то стало грустно. Столько лет потратили на интеграцию в международное научное сообщество, многие, наконец, почувствовали что это такое – community of practice. А теперь, мне кажется, что скоро вся наша научная жизнь превратится в такой High Tech: ехать никуда не надо будет. По крайней мере к нам, в Россию, уж точно никто не поедет. И зачем нам всем будет английский?